gadyuka (gadyuka) wrote in ru_faed,
gadyuka
gadyuka
ru_faed

Схемы поведения.

Итак, мы выделили три основных компонента нашей модели:
- программы и программные комплексы, как инструмент существования организма в среде;
- интерфейс - мотиваторы и регистраторы динамики состояний организма - ощущения, эмоции, эмоциональные состояния, чувства;
- потребности, или - цели и задачи, ради которых применяются инструментальные средства и соответствие которым отслеживается с помощью регистраторов.

В сферу рассмотрения обязательно попадают "корень" и "ствол" дерева целей - сохранение вида и выживание особи. Мы договорились считать, что все остальные потребности так или иначе сводимы к ним. Причем эти сверхцели являются скорее целями самой природы и эволюции, чем конкретного живого существа.

Кошки не похожи на людей?

Из подобного триединства очень наглядно вырисовывается отличие человека и высших животных, наделенных хотя бы зачатками разума, от низших животных: в системе имеются осознаваемые регистраторы состояний. Именно они позволяют живому существу не только действовать - исполнять программы, но и контролировать ход их выполнения - оценивать, что происходит в процессе и что получается в результате. Способность оценивать свои действия и отличает разумное поведение от неразумного.

Как же животное может оценивать и контролировать свои действия?

Допустим, кошка забралась на газовую плиту и обожгла лапу о горящую комфорку. Помимо физической потери - ожога, вызвавщего отмирание части клеток и изменение состояни других клеток - сознание кошки зарегистрирует ощущение ("эмоцию" в нашей обобщающей терминологии) боли и свяжет это ощущение с сенсорным образом огня и программой действий, приведшей к ожогу. Помня, что целью действий - исполнения программ - животного является выживание, мы можем сказать, что данная программа в данных условиях не отвечала цели, так как привела к "частичной потере трудоспособности": кошка с поврежденной лапой не сможет охотиться так же эффективно, как здоровая, а это может сказаться на недоедании и, как следствие, дальнейшем ослаблении животного, потере им конкурентоспособности.

Поэтому разумная кошка выработает и закрепит программу торможения первой программы, а также механизм ее запуска. Мы полагаем, что механизм этот следующий: восприятие сенсорного образа -> запуск программы идентификации ситуации - образа и действия -> вторичный результат программы идентификации в виде ощущения (эмоции) боли -> программа торможения или иного изменения поведения.

Существенно в данной конструкции слово "вторичный". Каков же первичный результат? Ответ представляется очевидным - инициализация Hardware программ непосредственного двигательного ответа на внешний раздражитель. Обжегшись, кошка мгновенно отдергивает лапу от огня. При этом, чтобы животное могло выполнить нужные мышечные усилия максимально быстро, организм ее переходит в стрессовое, более активное состояние. И этот переход закрепляется в схеме обработки ситуации. Повторное осознание ситуации, аналогичной той, что привела к ожогу, автоматически инициализирует эти ответные программы - наткнувшись на горящую комфорку кошка соберется, перейдет в более активное состояние, организм ее подготовится к быстрому движению.

На языке программных технологий это называется оптимизацией. Если кошка все-таки сунется в огонь снова, организм уже будет "морально готов" к ответному движению, ему потребуется меньше времени и, как следствие - повреждения от ожога будут меньше. А может быть, организм подготовится к стрессовым условиям настолько хорошо, что сумеет и вовсе избежать травмы. Это я неоднократно наблюдала на личном опыте: если случайно прикоснешься к горячей ручке сковородки, то ожог гарантирован. Но если, перед тем как взяться за сковородку, специальным образом "собраться" - можно брать ее голыми руками без какой-либо опасности. На очень непродолжительное время, конечно. Но ведь для того, чтобы обжечься, требуется еще меньше времени! Мастера такого "собирания" - йоги - могут спать на гвоздях, а иные представители диких племен - плясать на раскаленных углях. Все они не только проходят определенную подготовку, но и специальным образом концентрируются перед выполнением своих мистических фокусов.

Можно сказать, что эмоция здесь выполняет двойственную роль: с одной стороны она регистрирует изменение текущего состояния организма животного, с другой стороны мотивирует программу торможения.

Есть и еще один процесс, возникающий вследствии неосторожного поведения кошки: регенерации поврежденных и утраченных клеток. Тот самый процесс, который выполняется программами Hardware самого низкого уровня в ответ на сам ожог. Этот процесс происходит продолжительное время и все это время регистрируется эмоциональным состоянием - пока лапа не заживет, кошка будет испытывать болезненные ощущения. Эмоциональное состояние так же выступает и в роли мотиватора: животное будет вести себя осторожнее, стараясь не наступать на поврежденную конечность.

Это хорошо иллюстрируется и на примере болезней: считается, что температура свидетельствует о том, что организм активно борется с заболеванием. Состояние сообщает нам о происходящем процессе. И - мотивирует избегать дополнительных физических нагрузок, отнимающих ресурсы у критически важного процесса.

Предположим, что кошке нужно добраться до находящейся за горящей комфоркой кастрюли с курицей. Животному придется не только приостановить текущее движение, но и выработать новую программу поведения: как и курицу съесть, и лапку не обжечь - мы знаем, что кошки в подобных ситуациях отличаются завидной изобретательностью. Таким образом, болезненное ощущение является и мотиватором программы выбора, поиска альтернативных решений.

Важнейшим для понимания модели является то, что программы непосредственного двигательного ответа, торможения предыдущего действия и поиска нового способа поведения потребуют от кошки некоторых ресурсов, энергии. Мы полагаем, что сила, интенсивность и продолжительность болевых ощущение пропорциональны этой энергии. Чем сильнее ожог - тем больнее. Чем дольше он заживает, тем дольше испытываются болезненные ощущения. Таким образом, на основании эмоции, животное может сделать вывод о том, какие ресурсы будут им затрачены, если небезопасный процесс будет продолжен. Однако, не только "будут". Энергия уже затрачивается в момент переживания эмоции - мы ведь считаем, что эмоция является не только мотиватором, но и регистратором текущего процесса - изменения физического состояния животного. Продолжительное эмоциональное состояние, в отличие от одномоментной эмоции, позволяет животному оценить количество ресурсов, поглощаемых каким-либо критически важным процессом - например, той же регенерацией - и сделать выводы о том, какие дополнительные нагрузки в данном состоянии допустимы, а какие нет.

Еще один важный момент заключается в следующем: одного контакта с опасным объектом может оказаться недостаточно для закрепления защитной схемы. Мотылек будет лететь на огонь до тех пор, пока не сгорит. Кошке - в зависимости от ее разумности - потребуется одно или несколько повторений печального опыта, чтобы закрепить схемы его избегания. Это связано с тем, что для образования устойчивых межнейронных связей - формирования постоянных программ - требуются продолжительные контакты нейронов, а они инициируются при исполнении этих программ. Человек, с его наиболее развитым сознанием, способен исполнять программы-реакции для их закрепления и без контакта с внешним раздражителем - он может воспроизвести сенсорный образ раздражителя в сознании из памяти. Обучение человека, таким образом, сопряжено с меньшими рисками. Можно предположить, что разумная кошка действует при обучении аналогично человеку. Однако, это не доказано. Кошка, в отличие от человека, никак не может рассказать экпериментатору, какие образы она воспроизводит в своем сознании. Существенным здесь является то, что обучение сопровождается исполнением связанных с ситуацией программ, то есть обладает своей энергоемкостью.

Рассмотрим менее очевидный - и достаточно распространенный случай: один человек очень сильно любит другого. Другой же испытывает к нему интерес, но затем охладевает и - "бросает". Искренне любящий человек, как правило, переживает тяжелую душевную травму. Иногда результатом такой травмы становится то, что человек начинает бояться любить, бояться открываться, замыкается или "пускается во все тяжкие". Он пытается выработать какие-то новые модели поведения по отношению к другому человекому, защищающие его от новых травм. Примеров тому масса - и в жизни, и в искусстве. Люди, попавшие в подобную ситуацию часто используют слово "обжечься", явно наводящее на аналогию с ситуацией с кошкой.

Что же между этими ситуациями общего и чем они различаются? Отличия, казалось бы, очевидны: у кошки мы имеем дело с чистой физиологией, тогда как у любящего человека - с чувствами. Однако, мы помним, что чувства и эмоции являются интерфейсом, а не самоценностью: регистраторами-мотиваторами процессов. Чувства, как более устойчивые и продолжительные во времени, регистрируют продолжительные состояния живого существа - состояния исполнения макропрограммных комплексов. А программные комплексы отвечают целям.

В сферу любовных отношений попадает огромное множество целей. Настолько огромное и сложно переплетенное, что человек почти никогда не сможет ясно ответить на вопрос: с какой же целью он любит и хочет быть любимым. Многим сама такая постановка вопроса покажется чуть ли не кощунственной. И они будут правы - никогда не следует забывать, что в человеке мы имеем дело с большим количеством одновременных и независимых осознанных и неосознанных процессов, явлений и следствий. Более детальное рассмотрение подобных вещей мы отложим на будущее, когда вся модель получит четкие очертания и мы овладеем всем ее методологическим аппаратом. Сейчас же нас интересует только то общее, что лежит в основе ситуации с кошкой и ситуации с потерей любимого человека.

Да, именно "потеря" будет искомым ключевым словом. И в том, и в другом случае участник ситуации что-то теряет. Кошка - часть клеток лапы. Человек - любимого человека.

Если рассматривать "человеческую ситуацию" с сугубо прагматической точки зрения - а такая точка зрения, так или иначе, допустима наряду с другими, мы увидим и еще одно общее: сверхцелями любовных отношений окажутся все те же сохранение вида и самосохранение. С сохранением вида все понятно - биологическим следствием любви является воспроизводство особей данного вида, размножение. У животных почти в обязательном порядке, у человека - в избирательном. Последнее не важно, так как не отменяет сверхцели, а лишь демонстрирует гибкость сознания в управлении моделями поведения. С самосохранением - тоже. Люди, объединившиеся в микросоциум - пару, семью - способны выживать более эффективно. Аспекты, связанные с социальными стереотипами, заставляющими людей жить в паре, даже если по одиночке они были бы счастливее, мы сейчас не рассматриваем, как и многие другие. Еще раз замечу, что такую прагматическую интерпретацию в контексте сверхцелей мы допускаем наряду со многими другими интерпретациями, а не возводим ее в ранг конечной истины.

Мы договорились, что смотрим на все ситуации сквозь призму действий в рамках сверхцелей. Поэтому и "потерю объекта любви" мы должны выразить через целенаправленное действие: человек теряет способность действовать эффективно для достижения сверхцелей. Потеряв пару он не может воспроизвестись, или вырастить потомство, или должен затратить больше ресурсов на воспитание потомства, или должен обходиться только собственными адаптационными инструментами для выживания - и так далее.

Сразу за актом потери - в ответ на него - включаются и программы двигательного ответа. Кошка отдергивает лапу от огня. Брошенный любимым человек плачет, сжимается в комочек, кусает губы, испытывает различные физические недомогания: озноб, ощущение "железного обруча" вокруг головы, замедление или ускорение метаболизма - множество других разнообразных частных проявлений, свидетельствующих о происходящих в организме особых химических реакциях и процессах.

Потеря вызывает и программы регенерации, восполнения утраченного. Если у кошки регенерация сугубо физиологическая, то у человека, во многом, программная. Человек как бы заново обучается жить без пары, в одиночестве. Программная регенерация связана с пересмотром старых моделей поведения и выработкой новых.

Исполнение этих двигательных и, впоследствии, регенерационных программ регистрируется эмоционально. У кошки в виде простого ощущения боли, у человека - в виде целой гаммы чувств и переживаний. Эмоциональные переживания, связанные с потерей эффективности в выполнении сверхзадач и последующей регенрацией, восполнением дефицита эффективности, характеризуются как "негативные".

И весь этот комплекс процессов ложится в основу обработки аналогичных ситуаций в будущем. У кошки формируется описанная выше схема торможения или изменения поведения при восприятии сенсорного образа горящей комфорки. У человека - целый программные комплексы построения взаимоотношений с любимым или потенциально любимым человеком. Схема везде аналогична не смотря на иной порядок сложности. При возникновении подобных ситуаций - восприятии сенсорного образа или воспроизводстве сенсорного образа внутри сознания, установленная связь активирует переход в состояние готовности к стрессу, включается эмоциональный регистратор-мотиватор и он, в свою очередь, запускает программу оценки и обработки ситуации.

Последнее высказывание содержит одну тонкость: восприятие или воспроизводство сенсорного образа - мы уже касались этой тонкости, когда говорили о закреплении реактивных схем и программных комплексов. Очевидно, что сенсорный образ, воспроизведенный в сознании из памяти, отличается от непосредственно воспринимаемого степенью детализации и устойчивость. Трудно удержать в сознании картинку достаточно детализованную, да еще и продолжительное время. Мы полагаем, что это различие не имеет принципиального значения в работе описываемого механизма: образ, в независимости от точности и длительности воспроизводства сознанием, вызывает соответствующую программу-ответ и эмоцию или гамму эмоций - эмоциональные регистраторы-мотиваторы, которые в свою очередь запускают связанные с ними вторичные программы изменения поведения. Образ становится неким символом "языка сознания", "кодом запуска" и инициируемые им процессы будут идти единообразно до тех пор, пока он вообще может быть распознан.

Говоря о кошке, мы заметили, что восприятие образа горящей комфорки вызывает подготовку организма к стрессу, на выполнение которого расходуется энергия. Аналогично, воспроизводство образа ранее бросившего или потенциального любимого человека вызывает программные комплексы адаптации человека к ситуации потери, и работа этих комплексов так же требует энергии. Чем сложнее комплексы, тем больше расходуется энергии. Чем сложнее и неоднозначнее ситуация, чем больше она содержит неопредленностей, тем сложнее обучение поведению в этой ситуации, тем больше требуется "перепросмотров" и "перезапусков" ситуации внутри сознания, тем больше расход энергии на выработку моделей поведения в ней.

Предположим, что есть и еще одна зависимость: чем четче воспринятый или воспроизведенный образ, тем больше энергии расходуют связанные с ним программные комплексы. Можно заметить, что четкости образа часто соответствует и сила эмоциональных переживаний. Недаром существует пословица "время лечит!". С течением времени болезненные чувства и физические ощущения притупляются. Одновременно, утрачивается точность воспроизведения связанного сенсорного образа. Однако, это является необязательным. Из опыта мы знаем, что часто чего-то мимолетного достаточно, чтобы гамма ответных чувств была чрезвычайно насыщенной. Одна из иллюстрацию на эту тему - феномен flashback - состояние сильной сенсорно-эмоциональной насыщенности сознания образами и эмоциями из прошлого опыта, вызванное едва уловимым случайным запахом, звуком или картинкой. Данная зависимость, таким образом, является пока не вполне определенной, и на ней нельзя строить дальнейших заключений.

Мы, таким образом, предполагаем одну безусловную связь: энергоемкости выполняющегося программного комплекса - будь то прямая реакция на ситуацию или обучение, отработка ситуаций внутри сознания - с силой и длительность эмоциональных переживаний. Рабочей гипотезой ФАЭД является то, что эмоции абсолютно точно показывают, сколько энергии расходует процесс и каково значение этого процесса в контексте сверхцелей.

Здесь мы вплотную подходим к основной метаформе нашей модели - бизнесу и финансовому анализу. Об этом - в следующем выпуске.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments